Крисс Петр Жакович (1923-2017)
крисс
  • Дата: 30.06.17
  • Место: Москва

Руководство и профсоюзный комитет АО «ОКБ МЭИ» с прискорбием сообщают, что 30 июня 2017 года после тяжелой продолжительной болезни скончался один из старейших сотрудников ОКБ МЭИ - Крисс Петр Жакович

Пётр Жакович Крисс, кандидат технических наук, руководитель отдела ОКБ МЭИ, ученик Е.Р. Гальперина и В.А. Котельникова, один из плеяды самых близких соратников А.Ф. Богомолова, один из лидеров его «команды». Родился в 1923 в г. Одессе.

Окончил среднюю школу в 1940 г. т поступил на электрофизический факультет (ЭФФ) МЭИ, специальность «Электронные приборы».

С 30 июня по 16 сентября 1941 г. работал в составе комсомольского строительного отряда МЭИ на сооружениях противотанковой защиты и ДОТ в Смоленской области на берегу реки Днепр. В 1942 г. – разъездной механик МТС.

С апреля 1943 г. – лаборант кафедры радиопередающих устройств (РПУ), с лета 1945 г. – старший лаборант и студент радиотехнического факультета. Переход на РТФ связан с работой на кафедре. С января 1945 г. – сталинский стипендиат. После окончания РТФ с января 1947 г. – ассистент кафедры РПУ. С апреля 1950 г. – старший инженер, руководитель группы Сектора специальных работ ОНИР МЭИ. Летом 1947 г. был привлечен зав. Кафедрой РПУ Е.Р. Гальпериным к работе на кафедре в группе Сектора ОНИР, начавшей работу под руководством В.А. Котельникова по теме «Индикатор».

Первой его работой был бортовой передатчик телеметрической системы «Индикатор» для королевской ракеты 2РЭ. Энергия и инициатива сделали его, самого молодого из команды разработчиков, лидером по комплексу бортового ретранслятора системы «Индикатор Д» для ракет Р2. Трудно сейчас представить, в каких практически военных условиях в 1950-1951 гг. жили и трудились участники экспедиций на полигонах, а молодой

Пётр Крисс в течение 2-х лет участвовал на поли-гоне в 32-х пусках ракет Р2.

А дальше, он, уже признанный руководитель с высоким чувством ответственности, руководит раз-работкой и изготовлением опытной партии бортовой аппаратуры системы контроля точки падения ракет Р2, ее испытаниями, освоением серийного производства на заводе, передачей на вооружение и, наконец, участвует в полевых учениях ракетных войск в качестве инструктора.

В 60-е годы Сектор начинает завоевывать позиции в ракетной технике, А.Ф. Богомолов смело опирается на свою команду, в том числе на азарт, эрудицию и высокую техническую грамотность Крисса. При реорганизации Сектора в ОКБ МЭИ Крисс был назначен руководителем лаборатории. Темп работ был высочайший: разработка бортового передатчика для системы «Трал», руководство работами по разработке бортовой аппаратуры «Факел» для баллистической ракеты Р7, участие в испытаниях систем «Трал» и «Факел» на ракетах М5РД, доработка системы «Трал» для первых ИСЗ, руководство разработкой и серийным изготовлением бортового ретранслятора «Рубин Д» для космических кораблей «Восток» и «Восход», ответственный представитель ОКБ МЭИ при пусках кораблей «Восток 1К».

По совокупности выполненных работ Криссу была присвоена ученая степень кандидата технических наук без защиты диссертации.

Работы на заводе, как правило, шли и днем и ночью, и продолжалось это месяцами. Прочные теоретические знания в сочетании с большим практическим опытом позволяют Криссу при производстве аппаратуры отстаивать высокие технические требования системы, тем самым поднимая уровень заводского производства.

Человек, выдержанный и терпеливый в спорах, четко и аргументированно излагающий свои идеи и соображения, Пётр Жакович пользовался уважением и доверием в научно-технических кругах заказчиков и смежников. В то же самое время он был нетерпим к халтуре и глупости.

Его большим достижением в науке и технике стала разработанная под руководством Крисса в рамках лунной программы система «Контакт». Жизненный опыт и интуиция помогают ему почувствовать узкие места, которые сдерживают новые разработки ОКБ. Так по предложению Пётра Жаковича была организована лаборатория пьезоэлектронных устройств, которая изготавливала стабильные кварцевые резонаторы на уровне мировых стандартов. Именно Крисс принял ответственное решение обеспечить первые комплекты бортовой системы резонаторами, изготовленными собственными сила-ми в лаборатории В.Н. Христофорова.

Разработанное и внедренное в серийное производство под его руководством семейство бортовых импульсных ретрансляторов «РДМ» использовалось более чем на 60 объектах применения, в том числе на всех видах межконтинентальных баллистических ракет, большинстве ракет средней дальности, ракетах – носителях космических аппаратов, космических кораблях «Восток», «Восход» и «Союз», станциях «Мир» и «МКС».

У Пётра Жаковича была удивительная способность – открывать людей. Так вслед за Христофоровым он открыл Кима Самуиловича Вальшоника, замечательного математика, который основал вычислительный центр в ОКБ, значительно ускорив темп разработок. Под руководством П.Ж. Крисса талантливый инженер В.Н. Белан создал уникальную специализированную безэховую камеру с универсальным набором оборудования, в которой в условиях, близких к реальным, проводились испытания радиосистем «Контакт – М», «Картина», «Пика», «Шпага», «Полюс-В» (Венера-15,16) и других. Он один из первых в 1957 г. применил в своих разработках полупроводниковые приборы – транзисторы, что позволило обеспечить телеметрию на втором ИСЗ с собакой Лайкой.

Работа П.Ж. Крисса носила весьма разносторонний характер. Он умел лично налаживать приборы с паяльником и отвёрткой в руках, был неплохим конструктором и компоновщиком, испытателем и руководителем работ по испытаниям на ракетах и космических кораблях, инструктором-контролёром на маневрах и учениях ракетных войск. Успешно представлял Главного конструктора в различных ведомствах и Комиссиях вплоть до Военно-промышленной комиссии СМ СССР и Госкомиссии по испытаниям космических кораблей, и одновременно мог руководить работами по монтажу станции и даже такелажными работами. И, вместе с тем, он вел большую чисто научную работу. Это - исследование и разработка алгоритмов сближения космических кораблей по методу свободных траекторий, это - предложение оригинального доплеровского метода измерения параметров промаха в системе «ракета-противоракета», это - проблемные вопросы исследования плазмы, это предложение об использовании проникающих излучений и нейтрон-ных потоков для телеметрических измерений через плотную плазму, это молекулярные высокоточные эталоны частот для специальных научных измерений на космических зондах и многое другое.

Но даже в эту напряженную научно-техническую работу проникала романтика. Так при запуске на Луну объекта Е1 Пётр Жакович с А.К. Штоффом отправили с бортовым ответчиком послание, адресованное с приветом к тем, кто когда-нибудь в далеком будущем найдет обломки блока на лунной поверхности.

Пётр Жакович был интереснейшим собеседником с богатой эрудицией и прекрасной памятью. У него были разносторонние интересы в областях далеких от радиоэлектроники. Он писал меткие стихи на злобу дня и философские стихи своим друзьям, писал статьи и книги по истории ОКБ МЭИ и истории ракетно-космической техники.

Много лет он был переводчиком и редактором переводов большого числа технических книг с английского и немецкого языков в издательстве «Мир».

В течение многих лет П.Ж. Крисс руководил в ОКБ МЭИ секцией общества «Знание» и регулярно выступал перед коллективами различных предприятий Калининского района города Москвы с лекциями на общественно-политические и научно-технические темы. Тяжелая болезнь заставила П.Ж. Крисса уйти со штатной должности в ОКБ на пенсию. Однако до настоящего времени он не прекращал связи с коллективом ОКБ. Кроме написания истории ОКБ МЭИ, он в последние годы был нештатным советником генерального директора К.А. Победоносцева и помогал М.Н. Мешкову в разработке корреляционно-фазового пеленгатора «Ритм» и «Ритм-М».

За заслуги перед Родиной П.Ж. Крисс был награжден орденом «Трудового Красного Знамени», двумя орденами «Знак Почета», медалью «За доб-лестный труд в Великой Отечественной войне» и рядом других медалей. Ему было присвоено звание «Почётный радист СССР», «Заслуженный работник высшего образования СССР. Федерация космонавтики СССР и России удостоила его званий «Ветеран Космонавтики России», «Заслуженный создатель космической техники», а также медалями им. Королева, им. Гагарина и Титова.