80 лет Победоносцеву К.А.
архимед 2012
  • Дата: 27.01.12
  • Место: Москва

Галерея:

Имя, личность и деятельность Константина Александровича Победоносцева многие десятилетия неразрывно связаны с Московским Энергетическим Институтом. Профессора и преподаватели старшего поколения хорошо помнят русского мальчишку из сибирской “глубинки”, сына работников сельского хозяйства, пришедшего в 1949 году поступать на Радиотехнический факультет, блестяще, на все пятёрки, сдавшего вступительные экзамены и с первых дней показавшего исключительный талант, трудолюбие и настойчивость. А его товарищи по группе и общежитию на всю жизнь приобрели верного товарища и друга. Комсомольцы МЭИ шестидесятых годов прошлого века помнят яркого комсомольского лидера, секретаря комитетов комсомолов РТФ и МЭИ, организатора и руководителя комсомольского отряда МЭИ на работе по освоению Целины.

Сотрудники ОКБ МЭИ, одного из ведущих предприятий Советской и Российской ракетно-космической радиоэлектроники высоко ценят вклад, который вложил К.А. Победоносцев в развитие ОКБ, в развитие отечественной и мировой радиоэлектроники, особенно в области радиотелеметрии. В годы “перестройки” они подавляющим большинством избрали К.А. Победоносцева Директором ОКБ, и он успешно провёл ОКБ через многочисленные “рифы” этого тяжёлого периода жизни нашей Родины. Выдающийся руководитель и организатор, К.А. Победоносцев снискал большое уважение и признание в коллективах многих крупных организаций ракетно-космической отрасли, среди их руководителей, Генеральных конструкторов и Генеральных директоров, а также среди выдающихся учёных и руководителей космических отраслей Китая, Индии, ФРГ и других стран. И везде он был подлинным символом ОКБ МЭИ, РТФ МЭИ и МЭИ в целом, высоко поднимая престиж всех этих коллективов. Огромен прямой вклад К.А. Победоносцева в развитие МЭИ, РТФ и высшего образования, в нашей стране начиная от создания им Студенческого конструкторского бюро космической техники до активного участия в глобальных проектах дистанционного образования. В огромной плеяде выдающихся деятелей нашей науки и техники, которую миру и стране подарил МЭИ, Константин Александрович Победоносцев заслуженно занимает почётное место.

Родился Константин Александрович 27 января 1932 года в селе Тамча Селенгинского района Бурят-Монгольской АССР (по административному делению СССР). Его отец – агроном, мать – зоотехник. Отец – активный участник Великой Отечественной войны – с августа 1941 года по октябрь 1945 года старший лейтенант, командир миномётного взвода 548 стрелкового полка 116 Забайкальской и Харьковской стрелковой дивизии. Мать работала зоотехником в совхозе “Вагайский” в зимовье Вагай Тюменской области, где в 1934 году родился брат Кости, а в 1937 году – сестра, и где Костя 1 сентября 1939 года поступил в школу “семилетку”. После смерти матери в 1944 году и до возвращения с войны отца Костя был старшим в семье, взяв на себя в юном возрасте (12 лет) ответственность за младшего брата и сестру. В марте 1947 года отец был назначен директором совхоза им. Ленина, находившегося в Арбатском районе Тюменской области. Там Костя окончил в 1949 году среднюю школу посёлка “Ленинский”. Ещё в школьные годы в нём с одной стороны отчётливо пробудился интерес к радиотехнике, а с другой стороны к общественной работе. Он отлично учился, занимался радиолюбительством и при этом успевал делать много общественных дел. Он был организатором и секретарем комсомольской организации школы. Летом 1949 года Константин Победоносцев с тяжёлым чемоданом в руках вошёл в здание МЭИ, где помещалась приёмная комиссия, и подал заявление на Радиотехнический факультет. В те годы стать студентом МЭИ, особенно РТФ, было непросто. Но Константин вошёл в МЭИ уверенно, пожалуй, даже триумфально.

В самом деле - для выпускника далёкой сибирской деревенской школы набрать на вступительных экзаменах на РТФ 30 очков из 30 возможных было серьёзным достижением. И не удивительно, что на него сразу обратили внимание. Экзамен по физике принимал будущий академик и Главный конструктор ОКБ МЭИ А.Ф. Богомолов. Ему понравился бойкий абитуриент, и он спросил: “Какую школу Вы окончили?” “Деревенскую!” – гордо ответил Константин. Вот что вспоминал о К.А. Победоносцеве свидетель его первых шагов на РТФ профессор П.И. Пенин, в то время зам. декана РТФ: “Я помню его совсем юным пареньком… Сразу же он окунулся во всё многообразие кипучей студенческой жизни … На потоке было много замечательных комсомольцев, … но толчок к инициативе чаще всего шёл от Кости Победоносцева … “ A вот что вспоминают его однокурсники: “В группе Костя был всегда неформальным лидером. Обязательный, очень доброжелательный к товарищам” (Д.А. Дупленков); “Костя заметно выделялся своей эрудицией, доброжелательностью, активностью … “ (В.И. Рогальский); “Неунывающий оптимист, сибиряк, сильный физически и морально. Мы сразу избрали его своим комсоргом, и не было случая, чтобы Костя растерялся при трудных обстоятельствах” (Л.С. и В.А. Одинцовы). Комсомольская карьера К.А. Победоносцева была стремительной. На первом курсе – комсорг группы и секретарь комсомольского бюро курса, на третьем курсе – секретарь комсомольского бюро РТФ. При этом учится отлично, везде один из первых, и в 1952 году получает Сталинскую стипендию. В 1954 году, на 4 курсе он – зам. секретаря, а ещё через год – секретарь комитета ВЛКСМ МЭИ на освобождённой комсомольской должности, и не прерывая обучение в МЭИ, он пребывает в этой должности до 1956 года. С 1954 по 1956 год – член пленума и член бюро Первомайского РК ВЛКСМ, с 1955 по 1957 год – член пленума МГК ВЛКСМ. В 1956 году руководит комсомольским добровольческим отрядом студентов МЭИ в ходе всенародного движения по освоению Целины. И в том же году успешно защищает дипломный проект на Радиофакультете МЭИ. Яркий образ выдающегося комсомольского организатора и руководителя рисуют соратники Константина Победоносцева по комсомольской работе: “Он был настоящим вожаком молодёжи МЭИ… Личным примером учил считаться с другими, жертвовать своей выгодой, становиться на точку зрения другого, но защищать свои ценности… Он любил людей, и отдельных…, и в целом...” (В.И. Рогальский); “Я восхищался умением Кости слушать собеседника… Вот он серьёзный, озабоченный, но вдруг улыбка освещает его лицо… И никакой позы, ни тени зазнайства… “ (А.А. Голиков); “Что сказать о нём? Это – золото! Самозабвенно отдавался делу, личные интересы никогда не преобладали над тем, что “надо”. Готов был отдать товарищу последнюю рубашку… (Н.Ф. Ильинский).

По окончании целинной эпопеи, в ходе которой порученное ответственное дело было выполнено с честью, перед К.А. Победоносцевым встал серьёзный вопрос о дальнейшем жизненном пути. С одной стороны перед ним открывалась блестящая, может быть очень серьёзная политическая или государственная карьера. Такую карьеру, например, сделали его современники, секретари других крупных вузовских комсомольских организаций (В.Е. Семичастный, С.П. Павлов, О.Н. Шишкин и другие). Но с другой стороны, Константин чувствовал своё истинное призвание. И после недолгих колебаний выбор был сделан. Константин попрощался с партийно–комсомольской карьерой и из видного руководителя сразу и резко стал молодым специалистом. Это было смелое судьбоносное решение совсем не типичное для молодых людей того времени. Но судьба в дальнейшем щедро вознаградила Константина за эту смелость и верность своему призванию. Встал естественно вопрос: где, в какой организации, в каком коллективе бывший комсомольский лидер начнёт свою инженерную карьеру. Он мог выбрать это место сам, и имел большие возможности выбора. Но была добрая традиция: партийные и комсомольские активисты РТФ после защиты диплома шли на работу в Сектор ОНИР, будущее ОКБ МЭИ. И у Константина Александровича не было никаких шансов устоять перед решительным напором А.Ф. Богомолова. Разумеется, только ОКБ МЭИ, где работало столько его друзей по учёбе и комсомолу, могло быть стартовой площадкой для молодого специалиста. Эрудиция, глубокие знания и человеческие качества, обретённые в детстве, в институте, на комсомольской работе помогли ему быстро стать в первые ряды космических испытателей. О первых шагах К.А. Победоносцева в качестве испытателя ракет и космических аппаратов рассказывает ветеран ОКБ МЭИ П.Ж. Крисс, которому довелось ввести К.А. Победоносцева в круг испытателей радиотехнических систем на ракетах и космических аппаратах: “ Костя “вошёл в курс” удивительно быстро. У него были замечательные способности воспринимать информацию и ещё более замечательная способность устанавливать связи с людьми. За небольшое время он был уже в дружеских отношениях со всеми работниками ОКБ С.П. Королёва – от монтажников и рядовых инженеров до начальника выпускного цеха и ведущего конструктора ракеты. Испытательную аппаратуру и методику испытаний освоил мгновенно. А через месяц он уже знал в Подлипках всё и всех не меньше, а в чём то и больше, чем я узнал за 10 лет работы на испытаниях ракет… И скоро Костя стал вести самостоятельно испытания нашей аппаратуры на ракетах Р7 и в Подлипках, и на полигоне в Тюра-Таме. Везде я слышал наилучшие отзывы о нём и убедился в мудрости А.Ф. Богомолова, направившего казалось бы так рискованно молодого специалиста на столь ответственный участок работы. Костя легко и естественно вошел в дружную, но суровую семью ракетно-космических испытателей. Работа ракетно-космического испытателя сложна и трудна, порой опасна. В ней нет ограничений ни в пространстве, ни во времени. У испытателя бывают горькие минуты, когда “изделие”, в которое вложено столько физических и душевных сил, в считанные секунды гибнет “за бугром”.

И у испытателя бывают минуты счастья и глубокого удовлетворения, когда “изделие” выполняет свою задачу и очередной раз ему удивляется Мир. И это чувство сопричастности к большому, иногда великому событию окупает все тяжести многодневного труда, часто в тяжёлых климатических и бытовых условиях. А главным качеством испытателя должны быть верность долгу, безупречная честность и готовность всегда, в любую минуту подставить своё плечо и поддержать товарища. И, наверное, потому Костя так легко вошёл в семью испытателей, что эти качества в нём были воспитаны и честными тружениками-родителями, и тяжёлым детством в далёком сибирском селе, комсомолом, и прославленным Московским энергетическим институтом.” От “изделия” к “изделию”, которые проходили через руки К.А. Победоносцева в сборочном цехе №39 ОКБ -1 С.П. Королёва, на технической позиции (объект №2 полигона в Тюра-Таме), на стартовой позиции (объект №4 того же полигона), росла роль и ответственность К.А. Победоносцева. Менее чем за 3 года он прошел путь от рядового испытателя до ответственного представителя Главного конструктора ОКБ МЭИ на испытаниях ракет Р7 и первых космических кораблей 1КП и 3КВ. Венцом этого этапа деятельности К.А. Победоносцева было руководство расчётом ОКБ МЭИ при пуске корабля “Восток” 12 апреля 1961 года с первым в мире космонавтом Ю.А. Гагариным на борту. Благодаря отличной организации всех работ по подготовке к пуску аппаратура ОКБ МЭИ на борту космического корабля “Восток” работала безупречно. За участие в этой работе летом 1961 года К.А. Победоносцев был удостоен высокой правительственной награды – ордена “Знак Почёта”. За кораблем с Гагариным последовали Космические корабли с Титовым, Николаевым, Поповичем, Терешковой … Одновременно шел поток новых боевых ракет. Работа испытателя и руководителя испытаний была очень почетной, но и очень непростой. Выполнял ее Константин безупречно. И она приносила ему большое удовлетворение. Но при этом и он сам, и его руководитель А.Ф. Богомолов понимали, что творческая инженерная судьба Константина работой испытателя исчерпана быть не может. Слишком очевидны были у Кости задатки исследователя, создателя новой аппаратуры и систем, явная склонность и тяга к решению комплексных системных задач. В качестве испытателя Константину Александровичу пришлось иметь дело с аппаратурой траекторных измерений, телевидения и телеметрии. В дальнейшем его интерес сосредоточился на проблемах радиотелеметрии. В процессе работы испытателя он имел и использовал возможность детально ознакомиться с системами управления, ориентации, двигателями, системами заправки топливом, системами жизнеобеспечения. И ему стали более понятными потребности ракетно-космической техники в телеметрии, ограничения, связанные с использованием существующих телеметрических систем «Трал», «БРС», «Квант» и других. Постепенно в его сознании начинает складываться образ новой быстродействующей цифровой системы, адекватной современному этапу развития ракетно-космической техники. Созданию такой системы, борьбе за ее реализацию и внедрение он посвятил свою дальнейшую жизнь. Ему удалось, вместе с созданным им дружным коллективом, открыть новый этап в развитии отечественной радиотелеметрии. Вот как описывает К.А. Победоносцев идеи, положенные в основу новой системы: «Лицо телеметрической системы в конечном итоге определяет ее радиоканал и использованный в нем метод передачи цифровой информации. Был проведен ряд оригинальных исследований по выбору оптимального метода передачи цифровой информации по критерию минимальных энергетических затрат на передачу единицы информации… Было доказано, что лучшим из них является фазовая манипуляция… Использование корреляционного метода приема сигнала при манипуляции фазы на 1800, эффективность которого была доказана экспериментально, позволило на порядок сократить объем необходимого оборудования при широком изменении информативности системы.» Идеи, заложенные в разработку, позволили реализовать первую отечественную высокоинформативную радиотелеметрическую систему «Орбита», не имевшую аналогов ни в отечественной, ни в мировой практике. Как все принципиально новое, продвигать вперед разработку было нелегко. К.А. Победоносцев вспоминал: «Разработку «Орбиты» мы начинали с чистого листа. У нас было только одно преимущество - свобода в принятии решений. И именно на этой основе нам удалось обеспечить новые качества… Мы взялись за работу с безрассудством молодости при насмешливом противодействии окружения («Снимите с ваших проектов гриф секретности и отдайте их писателю Ефремову»). В ходе тяжелой борьбы за победу нового ярко проявились качества К.А. Победоносцева как руководителя, организатора и вдохновителя работы молодого коллектива, в котором он сначала был неформальным, а потом и формальным лидером. Вот как описывает стиль работы К.А. Победоносцева один из его соратников В.В. Атоманов: «Костя не делал секретов, а наоборот старался рассказать всем о значении работы, о внешней конъюнктуре, о том, что надо сделать. Он не жалел ни сил, ни времени для работы с каждым, знал возможности, круг интересов, включая личные проблемы каждого, оказывая помощь при решении всех вопросов, включая бытовые». В конечном счете, новая система под индексом «Орбита-ТМ» была создана при большой поддержке С.П. Королева и была рекомендована для оснащения испытательных полигонов Советской Армии. Это было большой победой К.А. Победоносцева и его коллектива, равно, как и всего коллектива ОКБ МЭИ, Опытного завода МЭИ и всей кооперации, которую удалось создать и сплотить А.Ф. Богомолову и К.А. Победоносцеву для этой работы. Система была установлена на огромную трехступенчатую ракету-носитель «Н1», предназначенную для «лунной» экспедиции. Судьба ракеты «Н1» была трагичной, пуск за пуском кончался аварией. Однако система «Орбита-ТМ» на ракете «Н1» была безотказной и играла решающую роль при анализе аварийных пусков. В связи с закрытием «Лунной программы» ракета «Н1» так и не была доведена до успешного результата, однако, работа системы «Орбита-ТМ» на ее испытаниях стала образцом отечественных достижений в радиотелеметрии.

Поэтому не было случайным, что задача обеспечения радиотелеметрией на первых отечественных ракетах противоракетной обороны (ПРО) была возложена на систему «Орбита-ТМ». Этому поручению предшествовала большая организационно-техническая работа К.А. Победоносцева. Система «Орбита-ТМ» была успешно использована для отработки ракет ПРО «ПРС-1» Главного конструктора Л.В. Люльева (МКБ «Новатор», г. Свердловск) и «51Т6» Главного конструктора П.Д. Грушина (МКБ «Факел», Химки МО). Сотрудничество с МКБ «Факел» продолжалось долгие годы. Система «Орбита-ТМ» обеспечивала телеметрию на всех ракетах П.Д. Грушина. Следующей крупной победой К.А. Победоносцева и его коллектива было обеспечение радиотелеметрией нового вида вооружения Советской Армии - крылатых ракет Главного конструктора И.С. Селезнева (МКБ «Радуга» г. Дубна). Для обеспечения крылатых ракет системой «Орбита-ТМ» было организовано серийное изготовление бортовых устройств системы на Рыбинском заводе машиностроения и наземных устройств на Львовском заводе «Микроприбор». В ходе работ по внедрению телеметрической системы «Орбита-ТМ» в ракетную технику К.А. Победоносцевым была поставлена и успешно решена одна из острых проблем радиотелеметрии - проблема обработки и представления большого объема телеметрической информации в короткое время. По инициативе К.А. Победоносцева и благодаря огромным его усилиям была создана специализированная организация по обработке и представлению цифровой информации. Первоначально это была научная лаборатория вычислительной техники при Рязанском радиотехническом институте. Впоследствии на базе этой лаборатории в г. Рязани было создано ОКБ «Спектр». С активным участием и при техническом руководстве со стороны К.А. Победоносцева и его сотрудника В.И. Серова были созданы эффективные системы обработки информации «Цна» и «Икар», способные быстро и эффективно обрабатывать не только результаты измерений системы «Орбита-ТМ», но и других телеметрических систем ракетно-космической техники, в том числе систем «РТС-9», «БРС-4» и других. Это был выдающийся вклад в дело развития отечественной радиотелеметрии. Одним из основных качеств творческого работника является умение почувствовать требование времени и быстро, адекватно и эффективно на него отреагировать. Этим качеством К.А. Победоносцев обладал в высшей степени, и ярким подтверждением этому является проведенная по его инициативе и внедренная его коллективом совместно с коллективом ЛИИ им. Громова и Техническим авиационным промышленным объединением им. Чкалова разработка самолетных командно-измерительных пунктов (СКИП) с модифицированной системой телеметрии, траекторных измерений и передачи команд «Орбита ТРТК». Самолетные командно-измерительные пункты на самолетах ИЛ-76 в корне изменили всю обстановку отработки крылатых ракет, как первых поколений, так и последующих высотных, резко повысили надежность проведения испытаний, исключили большие расходы на создание инфраструктуры испытательных полигонов, создав возможность проведения испытаний на необорудованных трассах. По самым скромным подсчетам при отработке крылатых ракет было сокращено время отработки на 3-4 года и получена экономия Государственных средств около 190 млн. рублей (огромная сумма в те годы). За разработку и внедрение СКИП все участники разработки ОКБ МЭИ и опытного завода МЭИ (72 специалиста) были награждены в 1983 году орденами и медалями, а руководитель темы К.А. Победоносцев стал лауреатом Государственной премии СССР.

Для современного специалиста, если он бросит ретроспективный взгляд на описанную здесь историю развития разработок в области радиотелеметрии, которыми руководил К.А. Победоносцев, покажется удивительным, что между первыми идеями по новой телеметрии, высказанными в ОКБ МЭИ членами так называемого «клуба любителей двоичного кода», собранного К.А. Победоносцевым, и триумфом систем «Орбита ТМ» и «Орбита ТРТК» на испытаниях высотных крылатых ракет, лежит временной промежуток всего около 20 лет! Но эти годы были не только годами напряженной инженерной, конструкторской и производственной работы, но, прежде всего, годами глубокого научного анализа, теоретических и экспериментальных исследований, сопровождавших каждый шаг, каждый этап этой работы. И эти годы были не только годами становления Константина Александровича Победоносцева как инженера, организатора, руководителя, воспитателя крупного коллектива, наконец, будущего Генерального директора и Генерального конструктора ОКБ МЭИ. Это были также годы становления Константина Александровича, как выдающегося ученого в области радиофизики, радиотелеметрии и информационной техники. В процессе создания многоцелевой радиотелеметрической системы «Орбита ТМ» были разработаны логические основы проектирования телеметрических систем, определены вариации потоков телеметрической информации и условия оптимального согласования радиоканала с этим потоком. Были обоснованы принципиальные преимущества цифрового преобразования в виде двоичного кода и разработана теория оптимизации методов модуляции, приема и синхронизации при временном представлении информации. С использованием теории потенциальной помехоустойчивости В.А. Котельникова была предложена и исследована методика обработки сигнала, обеспечившая чувствительность приема, близкую к потенциальной. С использованием метода максимального правдоподобия была разработана методика определения необходимой доли синхронизации в общем потоке информации. Эти и другие вопросы нашли частично отражение в диссертации К.А. Победоносцева «Некоторые вопросы построения многоцелевой приемно-регистрирующей телеметрической станции», представленной на соискание ученой степени кандидата технических наук и успешно защищенной в 1967 году. В 1988 году К.А. Победоносцеву пришлось взять в свои руки руководство ОКБ МЭИ, большой в то время организации с огромной промышленной кооперацией и широчайшим фронтом работ. Однако, от дальнейшего руководства работой по развитию радиотелеметрии К.А. Победоносцева его новые сложные обязанности не оторвали. Несмотря на огромную перегрузку, связанную с исполнением новых обязанностей, несмотря на исключительно неблагоприятную обстановку, связанную с «перестройкой», развалом СССР, крушением производственной базы, ему удалось организовать разработку радиотелеметрической системы нового поколения «Орбита IV» (бортовые устройства) и МПРС (малогабаритные приемно-регистрирующие станции). Благодаря этим разработкам ОКБ МЭИ сохранили ведущие позиции в ракетно-космической радиотелеметрии. Радиотелеметрическая система «Орбита IV» обеспечивает отработку и испытания современных ракет вооруженных сил России «Тополь-М», «Булава», «Штиль», «Ангара», спутниках связи «Ямал» и ряде других объектов ракетно-космической техники.

Научной базой для разработки нового поколения радиотелеметрии явились исследования К.А. Победоносцева в области агрегатирования сложных радиотехнических систем. Разработанная им теория позволила быстро найти оптимальные решения, обеспечившие минимум массы и объема аппаратуры, минимум энергопотребления, минимальное количество обслуживающего персонала. К.А. Победоносцеву всегда было чуждо абстрактное теоретизирование. В своих дневниках он писал: «Новый подход к анализу известных фактов, многократно проверенных практикой, оправдан только в тех случаях, когда при новом подходе вскрывается новая, ранее неизвестная, или ранее не оцененная грань». Научные интересы К.А. Победоносцева не ограничивались областью радиотелеметрии. В сферу его интересов входили многие другие направления, развивавшиеся в ОКБ МЭИ, в частности: - проблема преодоления плазменного слоя вокруг ракеты и космического аппарата; - проблема космического телевидения и теленаблюдения за работой агрегатов космических объектов, так называемой «видеометрией»; - вопросы создания нового измерительного комплекса для космических объектов на базе так называемых «малопунктных измерительных средств, в частности корреляционно-фазовых пеленгаторов. В последние годы жизни К.А. Победоносцев предпринял исследования новых видов сигнала – сигналов со взаимной интерференцией символов. Использование этих сигналов обещало новую революцию в области радиотелеметрии. К сожалению, эти работы остались неоконченными, также как и подготовленная диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук. Кроме служебных материалов и проектов ОКБ МЭИ, научная деятельность К.А. Победоносцева нашла отражение в многочисленных статьях и книгах общим числом около 50. Кризис отечественной науки и техники, связанный с «перестройкой», совпал по времени с личным кризисом Директора и Главного конструктора ОКБ МЭИ А.Ф. Богомолова. По состоянию здоровья он не мог уже эффективно руководить организацией. Встал вопрос об его замене. В соответствии с действовавшем в то время законодательством, новый директор должен был быть выбран на общем собрании трудового коллектива. Такие выборы состоялись 24 октября 1988 года. Советом трудового коллектива собранию были предложены три кандидатуры, в том числе К.А. Победоносцев. Кандидаты выступили перед собранием со своими программами, между которыми не было принципиальных различий. Вопрос стоял не в том, чья программа лучше, а в том, кто из кандидатов сумеет ее осуществить с максимальным эффектом и минимальными потерями.

Вместе с тем, программа К.А. Победоносцева отличалась большей конкретностью, большей глубиной системной проработки, и отличалась не случайно. Системное мышление было одной из главных особенностей Победоносцева, как специалиста. К тому же он более реально и глубоко осмыслил проблемы, стоявшие перед ОКБ МЭИ в условиях так называемой «рыночной экономики». Большое внимание при обсуждении кандидатур было уделено личным качествам кандидатов. И здесь большую роль сыграли, и большой авторитет Константина Александровича, как комсомольского лидера, и любовь и уважение коллектива отдела, который он возглавлял, и всех тех, кто имел с ним непосредственное дело в работе, на отдыхе, в спорте, в партийной работе в ОКБ МЭИ. В результате К.А. Победоносцев победил абсолютным большинством в 70% голосов, был избран и утвержден Госкомитетом по образованию Директором, а в последствии Генеральным директором и Главным конструктором ОКБ МЭИ. Обстановка в коллективе ОКБ в тот момент, когда новый Директор взял руководство в свои руки, была очень сложной. В условиях «рыночной экономики» среди части руководителей возникли «сепаратистские» и «приватизационные» тенденции. Очень скоро распались партийная и профсоюзная организации. Дискуссии по вопросам экономического развития ОКБ велись на очень низком дилетантском уровне. Молодой директор «без отрыва от производства» засел за литературу, быстро освоил теоретические основы экономической схемотехники. Его знания, ум и личная безупречная честность и преданность коллективу и любимому делу позволили ему успешно преодолеть в коллективе сложный период разногласий и заблуждений, связанных с «приватизационными» тенденциями. Коллективу была предложена хорошо продуманная концепция сохранения, консолидации и дальнейшего развития ОКБ МЭИ. В острой борьбе была одержана победа над относительно немногочисленными сторонниками приватизации. Были сформулированы следующие основные принципы развития ОКБ в новых условиях: - сохранение традиционных областей работы и традиционных заказчиков; - результатом работы должен быть конечный продукт; - в финансовом плане основная ориентация на внебюджетное финансирование; - активное развитие экспортных программ и связей с зарубежными странами; - сохранение и развитие связей с МЭИ и РТФ МЭИ.

В последующие годы К.А. Победоносцеву при поддержке коллектива удалось реализовать все эти принципы. Удалось стабилизировать экономическое положение ОКБ МЭИ, добиться новых успехов в различных областях, как традиционных, так и новых, сохранив позиции ОКБ МЭИ в ракетно-космической технике, резко развить экспортные направления, укрепить сотрудничество с космическими организациями и службами КНР, Индии, с ЮНЕСКО. Задача преодоления кризиса была решена, и дальнейшее развитие ОКБ МЭИ как государственного предприятия было надежно обеспечено. В ходе этой напряженной работы было достигнуто необходимое сплочение коллектива вокруг директора. Нескольким наиболее агрессивным сторонникам и любителям приватизации пришлось покинуть ОКБ МЭИ. Вскоре пришлось решать еще одну острую проблему – проблему административного подчинения ОКБ МЭИ. В период Советской власти пребывание ОКБ МЭИ в составе МЭИ и его подчинение Минвузу СССР было значительным преимуществом ОКБ МЭИ. В жесткой административной советской системе это обеспечивало коллективу ОКБ МЭИ значительную свободу выбора тематики, в известной степени, защищающей от недобросовестной конкуренции. Однако в новой России законодательство исключало возможность существование ОКБ МЭИ в рамках МЭИ при сохранении юридического лица. А потеря юридического лица в экономических условиях специфического российского капитализма привело бы к коллапсу в работе ОКБ. Кроме того, участие ОКБ МЭИ в программах Роскосмоса было возможно только в случае передачи ОКБ МЭИ в ведение Роскосмоса. К.А. Победоносцев приложил титанические усилия по решению этой проблемы. Преодолевая многочисленные бюрократические преграды, сопротивление не только в руководстве Минобразования России, но и в Роскосмосе, и в МЭИ, и даже в собственном коллективе, он добился однозначного решения о передаче ОКБ МЭИ в ведение Роскосмоса. В 1999 году ОКБ МЭИ получило, наконец, статут Федерального Государственного предприятия в ведении Российского Космического агентства (Роскосмос). И вопреки скептикам сотрудничество ОКБ МЭИ с МЭИ и РТФ МЭИ при этом не только не ослабло, но существенно окрепло. Но эта окончательная победа стратегической линии развития ОКБ МЭИ, выработанная К.А. Победоносцевым, наступила практически в 1998 – 99 годах. А ей предшествовали 10 тяжелых лет выживания в условиях полного развала промышленной инфраструктуры СССР, развал производственной кооперации, в том числе Опытного завода МЭИ, практического дефицита финансирования по госзаказам. Этот период, который многими в ОКБ МЭИ был назван «смутным временем», был суровым испытанием для молодого директора ОКБ МЭИ, и он это испытание выдержал с честью.

В своих воспоминаниях об этом периоде К.А. Победоносцев пишет: «Передо мною, как Директором ОКБ встала задача: в условиях рушащейся кооперации и неопределенного финансирования любой ценой сохранить ОКБ МЭИ как сложившийся ценой огромного труда предшествующих лет единый коллектив разработчиков, и при этом не потерять профиль организации, сохранить основные научно-технические направления, в которых достигнут значительный успех мирового уровня, сохранить ту нишу, которую занимало ОКБ в ракетно-космической науке и промышленности». Деятельность К.А. Победоносцева в это «смутное время» была подчинена вышеприведенной парадигме. Всеми силами, сохраняя традиционные направления, он интенсивно искал новые, адекватные новым экономическим условиям. Поиск шел широким фронтом. Об этих трудностях К.А. Победоносцев говорил в форме шутки: «Рыночная экономика, оказывается, сродни поэзии. Как Маяковский «единого слова ради» изводил «тысячи тонн словесной руды», так и здесь: «Сто контактов – пять контрактов». Хорошо, если пять, а то и один, и тот плохонький». Первым серьезным прорывом явилось соглашение с американской компанией АТТ («Американ Телеграф и Телефон») о совместной разработке космической информационной сети для Сбербанка Российской Федерации. Этим соглашением было положено начало развития в ОКБ МЭИ нового направления – создание информационных спутниковых сетей. В дальнейшем, после реализации сети «Сберком» для ее развития и эксплуатации было создано дочернее предприятие ЗАО «Сберком». Новое направление было продолжено созданием региональных систем телевизионного вещания для Казахстана, Якутии и Бурятии. Создание и ввод в эксплуатацию системы «Сберком» сыграло огромную роль в стабилизации финансового положения и явилось важнейшей заслугой К.А. Победоносцева перед коллективом ОКБ. В дальнейшем финансовое положение ОКБ укрепилось успешными контрактами с КНР и Индией, рядом договоров по линии ЮНЕСКО. Энергия и гибкость, проявленные в этот период К.А. Победоносцевым в поисках любых возможностей для удержания организации «на плаву» не поддаются описанию.

И при этом он эффективно руководит работами по традиционной тематике, используя все возможности для их развития. В этот период закладываются основы для разработки радиотелеметрии третьего поколения («Орбита-IV»). Разворачиваются работы по Госзаказам: по проекту Роскосмоса «Марс 94/96», по телеметрии для спутника «Ямал», по созданию на Медвежьих Озерах радиолокатора «Кобальт» на антенне ТНА-1500, ввод в строй второй антенны ТНА-1500 в Калязине. Успешно вводится в строй на модуле «Природа» космической станции «Мир» система дистанционного зондирования Земли «Траверс». В ходе этих работ К.А. Победоносцев выступает не только как организатор и администратор. Во многих случаях он соразработчик, инициатор новых технических решений и непосредственный участник их воплощения. Когда в целом в стране после кризиса 1998 года благодаря разумным действиям правительства Е.М. Примакова начался медленный рост производства? и наладилось относительно стабильное финансирование работ оборонного характера и космической отрасли, стабилизировалась (так же относительно) и работа ОКБ МЭИ. Основная задача К.А. Победоносцева в период «смутного времени» была решена. Была сохранена организация, хотя и при меньшей численности, сохранены ее основные кадры, ее профиль, ее место в ракетно-космической технике и науке страны. Значительной была работа К.А. Победоносцева, как организатора международного сотрудничества ОКБ МЭИ. Известно, что для успешного сотрудничества с иностранными коллегами, кроме знаний, необходимо определенное умение и опыт в общении с людьми из другого мира. Особенно это было важно для советского гражданина, выросшего в условиях «холодной войны» и «железного занавеса». Константину Победоносцеву повезло. В послевоенные годы советский комсомол устанавливал дружественные и деловые связи с молодежными организациями стран социалистического лагеря. В качестве руководителя большой комсомольской организации К.А. Победоносцев участвовал в таких мероприятиях как в Москве, так и выезжая за рубеж. Думал ли он тогда, что приобретает важный опыт, который поможет ему в будущем при установлении деловых связей в международном космическом сотрудничестве? Первые международные контакты К.А. Победоносцева состоялись в 1971 году в процессе совместной работы ОКБ МЭИ с ISRO – индийской государственной космической организацией по запуску первых индийских спутников «Ариабата» и «Бхаскара». К.А. Победоносцев руководил работами по приему информации с индийских спутников станцией «Орбита-ТМ», установленной на пункте управления индийскими спутниками на филиале ОКБ МЭИ «Медвежьи Озера». Отношения, возникшие в эти годы, в дальнейшем, в самые тяжелые смутные годы успешно развивались вместе с развитием на «Медвежьих Озерах» Центра управления индийскими ИСЗ. Этому развитию К.А. Победоносцев, как Директор ОКБ МЭИ, уделял большое внимание. К.А. Победоносцев все годы своего пребывания на посту Директора и Главного конструктора ОКБ МЭИ вел интенсивный поиск возможных направлений международного сотрудничества.

Главным, самым тесным и объемным стало сотрудничество с ракетно-космическими организациями Китайской Народной республики. Длительной и плодотворной была работа по контрактам с Институтом Электроники Китайской Академии наук (ИЭ АН КНР). В частности была выполнена большая серия НИР по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса. Было разработано несколько проектов радиолокаторов ДЗЗ для средних и малых космических аппаратов. Тесные и дружественные отношения специалистов обеих сторон сложились, как отмечала китайская сторона, прежде всего благодаря личному участию К.А. Победоносцева в этих работах. По инициативе К.А. Победоносцева в трудном 2000 году была проведена русско-китайская конференция по проблемам ДЗЗ в Пекине. К.А. Победоносцев был сопредседателем этой конференции. Сотрудничество с КНР не ограничивалось радиолокаторами для ДЗЗ. Для работы с объектами авиационной техники по контракту с Китайским летно-исследовательским институтом была поставлена и введена в строй высокоточная оптическая лазерная станция траекторных измерений «Юкон». Впоследствии сотрудничество ОКБ МЭИ с Китайскими Космическими организациями получило твердую долгосрочную основу подписанием протоколов о двухстороннем сотрудничестве. Большое значение для развития контактов ОКБ МЭИ с организациями КНР имели личные дружественные отношения К.А. Победоносцева и Чжан Туна, президента промышленной корпорации «Великая стена». Эта должность в КНР примерно соответствует должности руководителя Роскосмоса. Эти отношения сложились в те времена, когда Чжан Тун был студентом РТФ МЭИ (1954 – 1960 годы) и руководил Китайским землячеством в Москве, а Константин Александрович возглавлял комсомольскую организацию МЭИ. Связь К.А. Победоносцева с МЭИ и РТФ МЭИ возникла с того момента, когда он абитуриентом вошел в двери корпуса №14, и не прерывалась до последних дней его жизни. Связь эта была не односторонней, а взаимной, как любят сейчас говорить – «интерактивной». Конечно, своим развитием как человека и специалиста, Константин Александрович во многом обязан коллективу МЭИ, РТФ МЭИ, комсомольской организации МЭИ. Но буквально с первых дней его жизни в МЭИ он отдавал родному институту, факультету, его комсомолу все, что мог, все силы своей души. И, естественно, по мере его роста как специалиста, по мере его комсомольской, производственной, научной, административной карьеры росли его возможности, объем и значение того вклада, который он мог вносить в жизнь и деятельность МЭИ. В факультетском и институтском комсомоле он был признанным лидером, сначала неформальным, потом формальным, занял высшие выборные посты, заслужил своим чудесным открытым характером не только признание, но и любовь огромного числа комсомольцев. Трудно определить число людей, которым он помог в трудные минуты их институтской, а часто и личной жизни. В качестве руководителя одной из ведущих тем в ОКБ МЭИ он активно сотрудничал с учеными Радиотехнического факультета, привлекая их к решению сложных теоретических проблем, связанных с разработками в ОКБ. Это были профессора и доценты, и будущие профессора и доценты. Их совместная работа с К.А. Победоносцевым и его сотрудниками приносило огромную пользу обоим сторонам. Работы К.А. Победоносцева обогащались серьезным научным содержанием, а кафедральные работы, как преподавательские, так и студенческие получали хорошую экспериментальную и конструкторскую поддержку. В качестве Директора ОКБ МЭИ К.А. Победоносцев использовал имевшиеся в его распоряжении ресурсы для оказания помощи кафедрам РТФ, переживавших не менее ОКБ те же трудности «смутного времени». Одновременно он стремился получить от Радиофакультета эффективную помощь в деле повышения научной квалификации специалистов ОКБ и в подготовке для ОКБ целевым назначением молодых специалистов.

Одним из крупных мероприятий, реализованных по инициативе К.А. Победоносцева в МЭИ была организация Студенческого конструкторского бюро Космической техники, первой задачей которого была разработка, изготовление и запуск на околоземную орбиту так называемым «попутным» грузом студенческого радиолюбительского спутника Земли «Радио-1».В качестве технического руководителя СКБ КТ К.А. Победоносцев при поддержке А.Ф. Богомолова организовал разработку эскизного проекта «Огонек», способствовал выпуску решения Правительства «О создании студенческих спутников», созданию координационного комитета по запуску студенческих спутников при журнале «Радио», добился помощи со стороны руководителей НПО «Энергия» и РНИИКП. Над проектом и созданием спутника работало более 50 студентов, им помогала группа опытных инженеров ОКБ МЭИ. Помощь оказал и Всесоюзный институт источников тока. Изготовлен был спутник на Опытном заводе МЭИ по документации, выпущенной СКБ КТ, и запущен 28 октября 1978 года «попутным грузом» ракетой-носителем «Циклон» вместе с метеоспутником «Метеор». СКБ КТ после запуска спутника продолжало работу и работало вплоть до 1991 года. Участниками СКБ КТ были выпущены в порядке дипломных работ несколько десятков разработок приборов космической радиоэлектроники. Десятки участников СКБ КТ работают успешно на предприятиях ракетно-космической электроники, в том числе и в ОКБ МЭИ. По инициативе К.А. Победоносцева ОКБ МЭИ, а в последствии и МЭИ в целом, в первую очередь РТФ МЭИ приняли активное участие в проекте ЮНЕСКО по созданию спутниковой телекоммуникационной глобальной сети распространения образовательной информации – так называемом проекте LOCSYST. К.А. Победоносцев своим энтузиазмом заразил идеями LOCSYST и привлек к работе над проектом группу профессоров МЭИ. Проект LOCSYST был реализован большой кооперацией и завершился запуском спутника «Информатор-1» в 1990 году. Но в ходе работы над этим проектом возникла идея создания в СССР, в последствии в России единой спутниковой системы информатизации народного образования (ЕСИНО). Эту идею К.А. Победоносцев подхватил с большим энтузиазмом. Разработка проекта велась за счет внутренних резервов ОКБ МЭИ с участием специалистов РТФ и АВТФ МЭИ. Частью проекта ЕСИНО была разработанная на РТФ МЭИ и поддержанная К.А. Победоносцевым система дистанционного образования. Она начала функционировать в МЭИ с 2000 года. Как отмечают профессора РТФ, К.А. Победоносцев был душой проекта, вложил в него много сил, лично участвовал в нем и разработкой программ, и технической реализацией, и чтением лекций. Участие студентов РТФ в работах лабораторий ОКБ МЭИ было традицией еще со времен В.А. Котельникова. Такая практика с одной стороны обеспечивала высокий уровень дипломных проектов, а с другой стороны помогала ОКБ отбирать лучших для их распределения на работу в ОКБ. Этой работе К.А. Победоносцев вместе с руководством РТФ придал строго систематический характер. Было решено создать на РТФ специализированную группу из выпускников техникумов с близкими по профилю специальностями, студенты которой привлекались с любого курса к работе в подразделениях ОКБ. Они выполняли по тематике ОКБ дипломные проекты и оставались на работе в ОКБ, сразу занимая в нем то место в работе и «табеле о рангах», которое им удалось заслужить предшествующей работой. За несколько лет такой работы удалось закрепить за ОКБ несколько десятков весьма способных молодых специалистов.

С детских лет Константин Победоносцев не представлял себе жизни без активной общественной деятельности. Он всегда старался быть полезным людям и не жалел для этого никаких сил. В комсомольскую пору общественная деятельность была его основной работой. Но, работая инженером-испытателем, руководителем лаборатории, отдела, Генеральным директором ОКБ МЭИ, он при любой нагрузке находил время для общественной деятельности в самых различных формах. Он неоднократно избирался в партийное бюро ОКБ, и его участие в работе партбюро всегда было очень плодотворным. Такой же плодотворной была его работа в период перестройки в Совете Трудового коллектива. Он всегда был инициатором постановки, рассмотрения и решения основных вопросов развития ОКБ, занимал всегда принципиальные позиции, добивался важных решений, энергично проводил их в жизнь. Разумеется, он был членом большого числа различных Ученых Советов: ОКБ МЭИ, РТФ МЭИ, НТС Роскосмоса, Совета РАН по космосу, Программного комитета КНР по космосу. Но, в отличие от многих, он не просто был членом этих Советов по должности, а был активным участником, а нередко и инициатором дискуссий. Когда участники исторического запуска корабля «Восток» с Ю.А. Гагариным на борту решили учредить общественную организацию «Ветераны подготовки первых пилотируемых полетов в Космос», они избрали К.А. Победоносцева вице-президентом этой организации. К.А. Победоносцев был учредителем совместно с руководством РТФ научно-технического журнала «Радиотехнические тетради», был его бессменным Главным редактором и одним из активных авторов. Значительным эпизодом в общественной деятельности К.А. Победоносцева явилась его работа по организации в 1989 году международного советско-американского детского лагеря по изучению достижений космической техники на филиале ОКБ МЭИ «Медвежьи озера» и встречного участия детей сотрудников ОКБ МЭИ в таком же лагере в США по международной программе «Детские научные лагеря». Константин Александрович придавал большое значение истории техники и, особенно, разумеется, истории развития родного ОКБ. С его активным участием были разработаны и изданы книги «ОКБ МЭИ – 60 лет» в 2007 году и «А.Ф. Богомолов» в 2008 году. В 2003 году К.А. Победоносцев был освобожден от обязанностей Директора ОКБ «в связи со значительным превышением предельного возраста пребывания на руководящей административной должности на государственном предприятии» и стал Главным конструктором и Советником Директора. Директором был назначен Роскосмосом полковник в отставке к.т.н. А.С. Чеботарев. Однако, независимо от должности, вплоть до неожиданного стремительного ухода из жизни 8 мая 2008 года в результате тяжелой скоротечной болезни, Константин Александрович по-существу оставался неформальным лидером коллектива ОКБ. Он активно помогал новому руководителю понять и решать проблемы, стоящие перед коллективом. К нему шли по традиции за советом руководители тем и подразделений. Он выдвигал основные идеи и инициативы по дальнейшему развитию предприятия. Незадолго перед кончиной им был разработан и представлен Директору предприятия детальный план развития основных направлений деятельности ОКБ. План предусматривал необходимые мероприятия по дальнейшему развитию цифровой техники, принципов агрегатирования и комплексирования измерительных средств, антенной техники, в частности, техники антенных решеток, дальнейшего развития высокоэффективных антенн. И, главное, сохранение лидерства ОКБ МЭИ в использовании антенн ТНА-1500, развития ЦКС «Медвежьи озера» в составе Западного пункта Гражданской системы контроля и управления космическими аппаратами. В дополнение к плану была представлена детальная программа «Восстановление и развитие производственной базы ОКБ МЭИ».

И в заключение – краткие отзывы и замечания отдельных людей, которые хорошо знали Костю и Константина Александровича Победоносцева:

Дочь К.А. Победоносцева - Татьяна Маминова: «Каким интересным становился с папой привычный мир!»

Младшая сестра К.А. Победоносцева, канд. сельхоз. наук Елена Победоносцева: «Он всегда был заботливым и любящим старшим братом».

Младший брат К.А. Победоносцева, д.т.н. Валерий Победоносцев: «Костины идеи, предложенные в школьные годы, характеризуют его как постановщика задач…»

Соратник по комсомолу, д.т.н. проф. В.В. Ягов: «Костя приехал в МЭИ не только с необходимыми знаниями, но и с таким житейским опытом, которого хватало на всю жизнь» ; «В застолье Костя всегда выделялся как человек содержательный, интересный и остроумный»

Зам. декана РТФ, проф. П.И. Пенин: «Глядя на Победоносцева, думаешь, что его легкость на подъем и свойство загораться новой идеей являются отражением комсомольского состояния его души»

Сокурсники Л.С. Одинцов и его супруга В.А. Одинцова: «Он никогда не кичился своими заслугами и, занимая довольно высокое положение, всю жизнь прожил в скромной «двушке» «Главным в жизни для него была ответственность перед людьми»

Коллега по работе в ОКБ МЭИ к.т.н. В.А. Попов: «Когда он был избран директором, для всех, кто знал его раньше, он оставался Костей»

Коллега по работе в ОКБ МЭИ к.т.н. К.Э. Асратян: «В его характере удивительным образом сочетались скромность, мягкость и доброжелательность к людям с твердостью и принципиальностью по отношению к делу».

Сокурсник и соратник по работе д.т.н., проф. Ю.П. Илясов: «Повезло тем в жизни, кто встретил такого человека как К.А. Победоносцев. Жизнь тем и хороша, что вдруг на жизненном пути встречается интересный человек, знающий, много умеющий и с большой доброй душой».

Сокурсник к.т.н. доцент С.Н. Богданов: «Его всегда отличали открытость, доступность и доброжелательность»

Соратник по комсомолу, д.т.н. проф. Н.И. Тимошенко: «Он умел слушать людей, товарищей по общественной работе, своих сотрудников, и вообще всех, кто обращался к нему с любым вопросом».

Коллега по работе в ОКБ МЭИ к.т.н. доцент В.И. Серов: «У него было исключительное чувство юмора» «Он был очень живым человеком и не любил праздного препровождения времени».

Коллега по работе в ОКБ МЭИ А.Я. Грабовщинер: «Такие люди, как он, как правило, просты в общении, лишены высокомерия, не стремятся к материальным благам, и, не задумываясь, придут на помощь».

Генеральный директор ОКБ МЭИ д.т.н. А.С. Чеботарев: «Он был волевым человеком. Он «отрабатывал» фамилию Победоносцев» ; «В его целостной натуре сочетались общительность, доброжелательность, эмоциональность, искренность, доверчивость, расчетливость, дальновидность, рассудительность».

Директор и Главный конструктор ОКБ МЭИ с 1953 по 1988 годы, академик АН СССР и РАН А.Ф. Богомолов За несколько дней до полета Ю.А. Гагарина: «Костя хорошо умеет держать людей!»

После пуска индийского ИСЗ «Ариабата»: «А правильно я сделал, что не упустил в свое время Костю и забрал его в ОКБ!»

Летом 1995 года: «Держать организацию в нынешних условиях – очень трудное дело. И теперь очевидно всем: Костю правильно выбрали Директором ОКБ!»